Экспедиция команды Вимм-Билль-Данн Эверест 2006 (геронтологические опыты на высоте)

Любви… к Эвересту все возрасты покорны.   Самым старым был венесуэлец Рамон Суарес, покоривший вершину в 1993 года в возрасте 60 лет и 140 дней. 12 мая 1999 года на вершину поднялся представитель Грузии Лев Саркисов, и рекорд — 60 лет и 141 день — перешёл к нему. 18 мая 2003 года самым великовозрастным покорителем Эвереста стал гражданин Японии Такао Араяма (Takao Arayama), которому на момент восхождения исполнилось 70 лет 7 месяцев и 13 дней. Юитиро Миура (Yuichiro Miura), который младше Араямы на три дня, покорил самую высокую точку мира в 8850 метров 22 мая 2003 года. Восхождения японцев, а также рекордные восхождения представителей других стран совершались с юга, с непальской стороны. Отсюда со стороны Кхумбу маршрут легче — теплее и меньше дует. Восхождение на саму вершину стартует с Южной седловины между Эверестом и Лхоцзе с высоты 7900 м. Набор высоты происходит значительно быстрее, чем на севере. Восхождение на Эверест с севера, с тибетской стороны, начинается с ледника Ронгбук  с подъемом на Северную седловину (перевал Чанг-Ла) и далее по длинному северному гребню на вершину. Наиболее технически сложное место — «Вторая ступень» на высоте 8790 м. Это — обрыв скал в пару десятков метров высотой. В 1975 году китайцы занесли сюда 6-ти метровую лестницу, ставшую «ключом» к вершине. Дополнительная сложность и главная проблема при восхождении — ураганный ветер, дующий порывами до 200 км/час. Самым возрастным покорителем  с севера до 2005 года оставался россиянин Владимир Шатаев, который  достиг вершины 11 мая 1995 года, когда ему было 58 лет 10 дней.  20 мая  2005 года россиянин Николай Черный в возрасте 66 лет и 175 дней с четвертой попытки взошел на Эверест (8848 м).  Для россиян выбор северного пути на Эверест  определялся не пренебрежением трудностями, а стоимостью экспедиции. Для тех, кто не знает: Эверест с севера, как минимум в три раза дешевле, чем Эверест с юга.
В городе Зеленограде Московской области живет Борис Степанович Коршунов – человек с 50-летним  альпинистским стажем, который ходил вместе с такими легендами российского альпинизма как  Лев Мышляев, Игорь Ерохин, Кирилл Кузьмин. В сезоне 2004 года он поднялся на Аннапурну без кислорода, пик Коммунизма и пик Корженевской.  Он мечтал об Эвересте всю жизнь, но реальную возможность поехать в Гималаи, чтобы попытаться взойти на Эверест,   осуществил впервые лишь в 1999 году…  Многие восходители, знавшие Бориса, не сомневались в его успехе. После акклиматизационного цикла Коршунов вышел на штурм вершины. На «8500» Коршунов включил кислород, но шипение газа за спиной выявило неисправность оборудования. Эта авария повлияла на последующие события: дальнейшие свои действия — примерно от района Второй ступени — Борис вспоминает с трудом, провалы в памяти чередуются с прояснениями в сознании… Уже на спуске, в районе «8400» Коршунов теряет рюкзак, очки, рацию, ледоруб. Его путаные впечатления и отсутствие явных доказательств привели к тому, что достижение вершины было поставлено под сомнение. Год спустя Борис Степанович вновь предпринимает попытку — но на этот раз безуспешную.
Экспедицию 2006 года на Эверест, где главным действующим лицом был Борис Коршунов, организовал его друг, топ-менеджер компании «Вимм-Биль-Данн» – Сергей Сурмонин не столько ради попытки установить возрастной рекорд, а из стремления отдать должное человеку, который этого заслужил. Руководителем команды, состоящей из трех человек, должен был стать Владимир Сувига, но за 10 дней до старта выяснилось, что его не отпускают на работе, и в экспедицию он не едет.
Сергей Сурмонин предложил мне возглавить экспедицию. Времени на раздумья не было. Я согласился на роль гида-руководителя и предложил в рамках существующей сметы усилить нашу команду еще одним участником. Им стал Болотов Алексей из Екатеринбурга.

Команда Вимм-Билль-Данн Эверест 2006:



Тотмянин Николай (1958 г.р), 36 восхождений на семитысячники, пятикратный снежный барс, Эверест без кислорода, лауреат золотого ледоруба.
Болотов Алексей (1963 г.р.), семитысячники многократно, восьмитысячники Макалу, Лхоцзе Средняя, Эверест дважды(с кислородом и без), лауреат золотого ледоруба дважды.
Коршунов Борис (1935 г.р.), 68 восхождений на семитысячники, восьмитысячник Аннапурна.
Сурмонин Сергей (1968 г.р.), лыжник-марафонец, занимается альпинизмом с 2001 года, восхождения на пик Ленина(7134), Хан-Тенгри(6995), Корженевской(7105), Исмаила Сомони(7495).

Цель Экспедиции – восхождение на Эверест по классике с севера  без помощи высотных шерпов и ограниченным использованием кислорода.
Команда вылетела из Москвы 12 апреля. Наш полет из Москвы прошел без приключений: участники и груз достигли Катманду одновременно. Прибытие в Непал совпало с наступлением Нового года по непальскому календарю, поэтому остаток дня 13 апреля и весь следующий день мы совершали закупку продуктов, газа, снаряжения и разных необходимых мелочей на фоне всеобщего праздника, не омраченного внутриполитическими событиями.


Тибетский самовар

Экзотика непальской столицы не перестает удивлять. Утром во двор гостиницы забралась здоровая обезьяна и принялась жрать яйца в гнёздах. Вороны с криками пикировали на неё. Обезьяна насытилась, но была вся в птичьем дерьме. Дядя Боря, как космонавт с многолетним опытом подвёл под это теоретическое объяснение: вороны, когда выходили из пике, получали огромные перегрузки, на уровне «G-4». Внутренние клапана ворон не
выдерживали таких перегрузок, и они непроизвольно бомбили обезьяну.
Старт экспедиции из Катманду, намеченный на утро 15 апреля, не состоялся из-за политических споров между оппозицией и королём. Началась всеобщая забастовка, все дороги перекрыли. Не дожидаясь прояснения ситуации, мы в тот же день приняли решение лететь в Кодари — пункт перехода границы между Непалом и Китаем — вертолетом. Это дополнительные расходы, но рисковать было нельзя. По дороге до базового лагеря было две ночёвки (1800 м и 3 700 м.). 17 апреля в 15 часов по китайскому времени команда  достигла базового лагеря, при этом основной багаж экспедиции застрял где-то в пути вместе с перевозящим его грузовиком.


Базовый лагерь

19 апреля приехала команда белорусов и поселилась в нашем базовом лагере, так как  у нас был общий пермит на восхождение и одна принимающая фирма. 22 апреля в базовый лагерь приехал грузовик с нашим грузом. Китайцы всем лапшу на уши вешали, что снег на дороге не позволил доставить багаж вовремя, все гораздо проще — они не хотели гнать трак, загруженный всего на треть. Так получилось, что наши планы тормозились нашими грузами, поэтому график предстоящей акклиматизации представлялся достаточно жестким, но иного пути уже не было.
23 апреля команда ушла наверх в АВС.  У нас и белорусов личного груза 400 кг (по 50 кг на человека), т.е. на 10 яков. По контракту с китайцами  было обещано по 4 яка на человека. Т.е. наши две команды имели свободных 22 яка. Однако с нас потребовали оплатить экстра-яков по $95 с каждого человека якобы для обеспечения АВС. Мы очень долго вели переговоры, и к обеду китайцы согласились отправить караван в АВС без экстра-груза и демонстративно сняли весь газ для кухни АВС (15 баллонов), а генератор, стулья, столы, очень много еды они загрузили. Более того, высотный носильщик, выполнявший функции переводчика (активный сторонник китайцев) сообщил нам, что из-за нашей жёсткой позиции нас не будут кормить в АВС. И не кормили: за пять дней в АВС нам ни разу не дали мясо, хотя сами его ели регулярно. После звонков в Катманду конфликт был разрешен и быт в АВС более или менее наладился, хотя недружелюбное отношение отдельных личностей из обслуживавшего нас персонала сохранилось до конца экспедиции.
18 мая 2006. Письмо Николая Тотмянина:
«Привет! Мы сейчас отдыхаем в базовом лагере. Здоровье у всех в
пределах нормы, учитывая скорость акклиматизации, объем проделанной работы и общее время нахождения на высоте выше 5200 м. Хороший высотник работает на трети возможностей там, где другие выкладываются полностью, и
восстанавливает свои силы в условиях, когда другие продолжают расходовать свои ресурсы. Таких в нашей небольшой команде половина. Это много, и это вселяет уверенность в благополучном завершении дела. Экспедиции, заехавшие на пару недель раньше нас и имеющие в своем составе по десятку высотных носильщиков, уже начинают пожинать результаты своих трудов, то есть, у них есть восходители на вершину, а также уставшие, заболевшие и, к сожалению, погибшие. Следует отметить, что практически все делают ставку на безусловное использование кислорода, начиная чуть ли не с 7000 м.


Северное седло (7000 м)

Погода в этом году благоприятствует восходителям, грех жаловаться, хотя ветер со снегом иногда останавливают всякое движение на маршруте. Так, 11 мая мы сидели в палатке на 7700 м целые сутки из-за сильного ветра.


Алексей Болотов и Сергей Сурмонин в лагере 2 (7800 м)

Мы таскали свой компьютер  в АВС на 6400, и он там сдох. Внизу в ВС «железо» удалось реанимировать и восстановить электронную связь с внешним миром. Мы вчетвером за месяц поставили и оборудовали лагерь1 на Северном седле, лагерь 2 на 7700 м, сделали заброску кислорода, газа, продуктов на 8300 м. Погода пока не очень обнадеживает, ждем оптимальной. Отъедаемся, отсыпаемся, восстанавливаемся, насколько это возможно в условиях базового лагеря. Готовы в любой момент рвануть вверх. Всем, кто за нас болеет, передаем привет и обещание работать на горе грамотно и осторожно.
Николай»
18 мая Борис Коршунов, а 19 мая остальные члены команды отправились из базового лагеря в АВС, чтобы 20-го  стартовать на Северное седло и далее к вершине.  Накануне старта Б. Коршунов, оценив свое состояние и готовность к восхождению, принял решение прекратить подъем и  остаться в АВС.
Итог. Главная задача экспедиции — восхождение Бориса на вершину — не выполнена. А. Болотов и С. Сурмонин  повернули вниз с высоты 7800 м: Алексей заболел, а Сергей не рискнул продолжить восхождение. 23 мая 2006 я поднялся на вершину с лидером белорусской команды Владимиром Тельпуком, который присоединился к нашей группе на Северном седле, после того,  как его напарник  из белорусской команды заболел и был эвакуирован вниз в базовый лагерь.
Перед штурмом мы сидели в палатке на 8300 , ели-пили понемногу, немного спали. Белорус во время сна пользовался кислородом. Ночью было холодно, я пару раз зажигал горелку, чтобы не замерзнуть. Стартовали в 4 утра – холодное время для бескислородного восхождения. Чтобы не обморозить легкие, я выдрал из кислородной маски шланги и клапаны и использовал остатки в качестве  терморегулирующей маски. Поднялись на вершину в 12:15 и пробыли там до 13:00, фотографировали, наслаждались открывающимися видами. Погода стояла отличная… В тот же день спустились в лагерь 2 на 7700 м, а на следующий день – в АВС на 6400.
Почему Б. Коршунов не залез на гору? Я считаю, причина –  просчеты в предсезонной подготовке.  Известно, что с течением времени акклиматизация неотвратимо сменяется неуклонным ухудшением состояния. Очевидно, что определенные физиологические пределы все-таки существуют. Для всех высотников без исключения  для успешного восхождения требуется сочетание внутренних и внешних благоприятных факторов.

Николай Тотмянин

капитан сборной России,
Заслуженный Мастер Спорта,
обладатель Золотого Ледоруба

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ





НАШИ ДРУЗЬЯ


 



МЫ ВКОНТАКТЕ




ССЫЛКИ


ФАСиЛ

Клубы, скалодромы, альплагеря

Снаряжение

Информационные порталы

Школа бега SkiRun

Спортклуб СПбГУ


ФЕДЕРАЦИЯ АЛЬПИНИЗМА РФ


Официальный сайт ФАР

Нормативные документы ФАР

продлить половой акт | Ищете зеркало БК? betcity доступ к сайту зеркало. Только у нас!